Belorussia

Фото © Ксения Синявина, 2012
Текст © Дмитрий Синявин, 2012

Back to the USSR

Куда бы поехать на майские праздники, а? Так чтоб на машине, чтоб отдохнуть, успеть что-нибудь интересное посмотреть, да ещё и вернуться. На север — холодно, на юг — везде, куда можно успеть доехать за это время, уже были, на восток — медведи с гармошками съедят, оставался запад. Далеко на запад — времени мало. А поехали в Минск? А поехали, а то мы каждый год мимо проезжаем по дороге куда-нибудь, пора бы и уважить уже столицу сопредельного государства.

«Квартиры посуточно Минск». Тысячи их, говорит нам гугл, и мы начинаем звонить. Занято, занято, занято, занято, занято. Всё занято. «Кем, блин?!» — возмущаемся мы, мы-то знаем, что в Белоруссии народа нет совсем. «Москвичами», — отвечают нам. Нами, то есть, занято. Куда ни плюнь — нигде от нас, москвичей, спасения нет. «В общем, я понял, к вам надо в будни ехать», — утирая пот со лба, говорю я в скайп в ответ на очередное «занято» моей собеседнице, у которой в Минске четыре квартиры, и все заняты. «Да, приезжайте в будни, здесь всё свободно, и цены ниже!» — поддерживает меня она. Я вешаю трубку и понимаю, что это, в общем-то, отличная мысль.

Звоню на работу. «Я тут решил на благо общего дела поработать в майские праздники», — сообщаю. «Молодец», — говорят, — «верный член партии, она тебя не забудет». «Да-да, я верный, я член, я только потом уеду на 4 дня в будни». «Ага, мы знали, что где-то есть подвох. Ну да хрен с тобой, золотая рыбка».

И вот, забронировав совершенно свободную квартиру рядом с центром за какие-то совсем смешные деньги, мы едем в Минск.

Тут надо сразу о ценах сказать. Цены в Белоруссии — они шокируют неподготовленного москвича. Мы до сих пор вспоминаем случай, когда мы вдвоём вкусно и довольно сытно поели во вполне себе туристическом кафе у Мирского замка на 5 евро. Да, за двоих.

Как обычно, путь по России описывать особого желания нет. В Смоленской области разве что начинается интересная растительность всякая, чувствуется, что скоро кончится Россия и начнётся всё остальное.

1.

Только пересекли границу — сразу стали искать, куда бы свернуть, чтобы посмотреть цветение на полях, я уж не знаю, чего там такого жёлтого цветёт, но этого реально много. Есть мнение, что это рапс, который родственник брюквы, из него в Германии дизельное топливо гонят. Нашли съезд в какой-то колхоз, углубились, грунтовка, качеством так себе, но получше, чем в деревнях в Московской области, встретили Камаз с жёлтой цистерной и синей надписью «Молоко», привет, СССР, и выехали к искомому жёлтому полю.

2.

3.

4.

5.

После границы остановились на шиномонтаже, одно колесо немного спускало и вибрация чувствовалась, и, само собой, нашли вмятину на диске. «Хорошо, что мы к вам заехали, а то у вас тут можно двести километров ехать и ни одного сервиса не встретить», — сказал я шиномонтажнику, пока он выправлял диск двумя кувалдами. «Вообще-то двести три», — совершенно серьёзно ответил шиномонтажник, и, заметив мой недоверчивый взгляд, добавил: «До Минска — 203 километра, следующий сервис — там». Из этого мы сделали вывод, что в Белоруссии лучше не ломаться, во всяком случае, за пределами Минска. Но следовать этому принципу у нас получалось не всегда.

6.

7.

Вообще, я сторонник того, что дворники, они же щётки стеклоочистителя, надо раз в сезон менять. Но тут как-то так получилось, что мы очень давно забывали про это дело, и старые резинки уже плохо справлялись с охотившимся на нас дождём; к тому же, они ужасно скрипели о мокрое стекло, и это жутко раздражало. Впрочем, продолжалось это недолго: в какой-то момент дворник с водительской стороны издал звук, похожий на прощальное матерное ругательство, оторвался и улетел куда-то в канаву.

Дождь между тем и не думал прекращаться. Ехать с залитым стеклом было решительно невозможно, и пришлось переставить маленький пассажирский дворник на водительскую сторону, чтобы было хоть что-то видно.

8.

И именно поэтому первым местом, посещённым нами в Минске, стала заправка Лукойл и входящий в её состав минимаркет.

Pазмера дворников я, конечно же, не знал. Обычно же как — приносишь старый, покупаешь новый. А тут старый лежал где-то в канаве на безымянном километре трассы М1, и определить подходящий можно было только на машине. А потому я сразу пошёл на кассу и предложил оставить залог, чтобы взять из магазина несколько разноразмерных вариантов.

Как назло, всю мелочь мы где-то по дороге растратили, и у меня на выбор были купюры в 50 российских рублей и в 5000. Ну, полтинник же не оставишь в залог, правильно? Пришлось пятитысячную оставлять. У кассира были такие глаза, что я понял, что я могу любые дворники брать и экспериментировать с ними хоть до вечера.

В итоге небольшое приключение с потерей важной запчасти закончилось благополучно, нужный размер был найден и куплен, после чего мы направились по адресу, где нас поджидала хозяйка забронированной нами квартиры, и заселились.

А дальше что? Правильно, осматриваться. Просто удивительно, сколько мест в Минске по архитектуре похожи на Москву. Вот, например, площадь Независимости, вылитая Манежная. Россия ни от кого не зависела со времён татаро-монголов, так что проспекты, улицы и площади Независимости не так популярны, а вот недавно избавившиеся от ига СССР государства очень любят свою независимость подчёркивать в топонимах.

9.

10.

11.

Московского вида дома, только чистые и ухоженные, московского вида широкие проспекты, только без ям, мусора, толп народа и припаркованных в три ряда машин, московского вида подземные переходы, но без бомжей и какие-то просто стерильные, с вымытыми стенами и лестницами, и, конечно же, вездесущий Макдональдс. Кажется, Минск собрал всё лучшее, что есть в Москве и привёз к себе.

12.

13.

14.

15.

16.

Вместе с тем, в Минске нет того обилия культовых построек, которыми славится Москва — а возможно, мы просто не замечали их ввиду отсутствия заинтересованности. Кое-что, мы, конечно, сфотографировали для галочки. Вот, например, костёл святых Симеона и Елены и расположенная буквально у него во дворе скульптура «Архангел Михаил побеждает змея». Я еле нашёл сейчас в Википедии, как всё это называется.

17.

18.

На этом мы решили закончить наше первое обследование Минска, так как время катилось к вечеру, а встали мы, как обычно перед путешествием, в 4 утра. К тому же, нам предстояло поменять дорогие русские рубли на дешёвые белорусские (в результате чего мы стали миллионерами, получив в обменнике один миллион сорок тысяч рублей), найти продуктовый магазин, закупить еду, поужинать и лечь отсыпаться. Белорусская еда — это восторг. Казалось бы, всё то же самое, и в составе всё тот же глутамат натрия 1-замещённый, вопреки распространённому мнению о поголовной натуральности белорусских продуктов, но то ли рецептура другая, то ли коровы и куры питаются чем-то иным, нежели отходы завода цветных пластмасс, которыми, судя по вкусу, их кормят в Москве — реально всё намного вкуснее, от мяса в вакуумной упаковке до готовых к разогреву полуфабрикатных котлет из супермаркета.

Затарившись всем этим и сфотографировав напоследок колоритный минский паб, мы направились к месту ночёвки.

19.

Тут нас ждало суровое испытание: нам пришлось смириться с тем фактом, что в мире есть город, где проблем с парковкой больше, чем в Москве. Плотность автомобилизма в Минске наверняка меньше, но из-за отсутствия всеобщего пофигизма никто не стоит на газонах, вторым рядом, запирая ещё 5 машин или под знаком «стоянка запрещена», ибо батька зрит, и неверных покарают. Занято ВСЁ. Все места во дворе, все разрешённые места стоянки вдоль дорог, все платные парковки. В результате мы парковались где-то за квартал от места нашего пребывания.

Ну да это всё мелочи жизни, пройти пятьсот метров — не великое дело, решили мы, объелись и упали спать.

Утром обход города был продолжен.

20.

Первым делом мы направились в Троицкое предместье — это типа исторический центр Минска, плотненькое сборище двух- и трёхэтажных домов на берегу реки Свислочь, и, опять же, очень похоже на старинные московские переулки с плотной застройкой, но несоизмеримо чище и намного безлюднее. Там мы решили чем-нибудь перекусить и зашли в некий ресторан.

21.

22.

23.

В ресторане я имел честь испробовать белорусскую интерпретацию салата «Цезарь». Сейчас «Цезарь» в том виде, в котором его готовил Цезарь Кардини — редкость, которую не сыщешь днём с огнём, так что я и не претендую, тем более что многочисленные вариации на тему этого салата вполне себе заслуживают внимания. Но это произведение гастрономического искусства было абсолютно уникально уже тем, что ни один входящий в его состав компонент не совпадал с оригинальным рецептом. Ни один! Такого я, признаться, раньше не видел. Листья неопознанного мясистого салата, похожего на шпинат, смешанные с сухарями вместо крутонов и сдобренные майонезом вместо оригинального соуса, действительно носили в меню название «Цезарь» — я специально проверил ещё раз, после того, как его принесли. При этом он был вполне себе вкусным, и, если бы не название, не вызывал бы удивления. С этого момента мы всегда старались заказывать что-нибудь более традиционное для региона нашего пребывания — драники, сырники, блины — и ни разу не были разочарованы.

Подкрепившись, мы осмотрели располагающиеся на реке природные объекты — какие-то парки и небольшие скверы, сейчас уже сложно вспомнить, где всё это было и как называется. Всё значительно чище, чем в Москве, и утки не такие пугливые. Ну и нет никого, конечно же, это главное преимущество этого города.

24.

25.

26.

27.

28.

Погуляв по этим красивым и безлюдным местам, мы вернулись к цивилизации, на Октябрьскую площадь, где у нас была намечена важная судьбоносная встреча, которая должна была предопределить наши дальнейшие шаги по исследованию Минска и его окрестностей.

29.

30.

31.

И вот, несмотря на все препятствия, сотни километров, дожди, оторванные дворники, погнутые диски и другие неприятности, историческая встреча двух Ксюш — ksushik и tyrsikova — состоялась!

32.

С этого момента сразу всё пошло по-другому. Во-первых, теперь нашими перемещениями руководила коренная минчанка и истинная фанатка своего города, так что мы сразу перестали шататься туда-сюда, и пошли обследовать действительно интересные места. И во-вторых, я с этого момента находился между двумя Ксюшами и мог загадывать неограниченное количество желаний, чем непрерывно пользовался. Первым желанием была здоровая плитка белорусского шоколада фабрики Спартак, и оно исполнилось немедленно.

33.

34.

Если бы не эта встреча — мы бы вряд ли побывали во множестве интересных мест, не узнали бы о городе и его жителях множество всего, чего нельзя узнать из путеводителей, не обнаружили бы в Минске хорошие кофейни, не накупили бы кучу сувениров, не съели бы неимоверное количество всякой белорусской (и не очень белорусской) вкуснющей еды: Макдональдс, который по вкусовым ощущениям несколько отличается от московского; чебуреки в чебуречной, за столиком с клеёнчатой скатертью, по которым мы так скучали со времён СССР и которые хоть и существуют до сих пор на просторах России, но есть их уже лет двадцать как очень страшно; белорусскую пародию на пиццу под названием «златка», очень вредную и нажористую (только не ищите в гугл-картинках «златка», там культурный шок); и вообще, благодаря этой встрече, наше пребывание в Минске резко перестало быть томным ©.

Жаль, что невозможно рассказать, во всяком случае, в рамках небольшого фотоотчёта, обо всех совместно посещённых местах, но на самых интересных мы всё же остановимся. Вот, например, новое здание Национальной библиотеки, с верхушки которого открываются замечательные виды на город.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

На следующий день, по рекомендации нашего экскурсовода, мы поехали в музей старинных ремёсел и технологий «Дудутки» недалеко от Минска. На выезде из города тоже наблюдается знакомое жёлтое цветение.

42.

В этом музее под открытым небом мы, типа, познакомились с жизнью белорусских крестьян и, само собой, накупили всяких сувениров, на продажу которых он в основном и ориентирован. Место очень приятное, на территории, помимо нескольких домиков, в которых сидят то кузнецы, то резчики по дереву, то ткачи всякие, есть ещё и некоторое количество живности — кабаны, козы, коты, и, разумеется, традиционный и типичный для белорусских широт павлин.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

Среди прочих достопримечательностей музея можно отметить продающийся прямо на территории самогон (мы его так и не попробовали, его разливают прямо на месте в тару покупателей, и мы с нашим равнодушием к алкоголю не стали напрягаться и искать, во что бы его налить), а также ни к селу ни к городу приткнувшийся здесь музей ретро-автомобилей, и, самое главное, ветряную мельницу с уникальным, пожалуй, дорожным знаком.

51.

52.

53.

А на обратном пути мы встретили аистов. Быть в Белоруссии и не встретить аистов — было бы обидно и странно, поэтому мы этой встрече не удивились, но очень обрадовались.

54.

Вернувшись в Минск, мы пошли в ботанический сад. Нельзя сказать, чтобы ботанический сад Минска выделялся чем-то особенным в плане коллекции растений или ещё каких-то свойственных ботаническим садам атрибутов, в которых я мало что смыслю; однако перед московскими собратьями он имеет ряд неоспоримых преимуществ, главное из которых состоит в том, что под каждым кустом не сидит по фотографу. У нас, по-моему, вообще был единственный фотоаппарат на весь ботанический сад, а уж штатива, который сделал для нас некоторые из этих мимими фотографий, тут и вообще в глаза не видели.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

Мы ещё много всякого-разного делали в Минске, встречались ещё раз с tyrsikova, заходили в какие-то магазины и что-то покупали, где-то гуляли и что-то ели, но нельзя же рассказать обо всём. В конце концов, наши импровизированные каникулы закончились, и мы, затарившись напоследок вкусными белорусскими продуктами, двинулись в обратный путь.

Возвращаясь из Минска, чувствуешь ностальгию по СССР. Я не люблю ругать наше время, ибо, если ты недоволен теми временами, в которые ты живёшь, это означает лишь то, что твоё время уже прошло. Но то странное время, когда вся страна ходила строем и с воодушевлением и энтузиазмом пела коммунистические гимны, имело и несомненные преимущества, которые неплохо было бы перенести в настоящее, оставив недостатки в прошлом. Например, люди были культурнее, тротуары — чище, а чебуреки — съедобнее. Хотите вспомнить всё лучшее, что было в СССР? Поезжайте в Минск, не пожалеете.